Cуздаль - 2021
Часть 2.
Короткий метр, студенты, прикладная программа.


кадр из мультфильма "Рюкзак", режиссер Сергей Меринов
Первая часть о призерах и фаворитах Суздальского фестиваля - 2021 здесь
Второй блог начну с ворчанья: все-таки удивительно неудобный сайт у Суздальского фестиваля www.suzdalfest.ru . Ни о фильмах, ни об их авторах на нем невозможно найти никакой информации, и для журналистов, и просто для интересующихся он бесполезен. В то время, как любой фестиваль такого масштаба всегда делает для каждого фильма карточку с синопсисом, студией, техникой съемки, выкладывает кадры и многое другое. Причем, в этом году сайт обеднел еще больше, теперь на нем нет даже ссылок на дружественный ресурс Аниматор.ру, вероятно все силы ушли на приложение для телефона, которое имело смысл только для участников фестиваля пока он шел. Даже имиджевую заставку Суздаля очень трудно найти в сети (я с трудом откопала где-то в социальных сетях), хотя обычно заставка - лицо фестиваля. Это ужасно обидно потому, что ОРФАК – главный национальный смотр анимации и его архив мог бы стать ценнейшим источником информации для всех.

А теперь продолжу рассказывать о лучших фильмах фестиваля. Один из фаворитов Суздаля, занявший 8 место профессионального рейтинга – «Заговор» Андрея Кузнецова, современная интерпретация «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера, а конкретно «Рассказа продавца индульгенций», по которому, если вы помните, двадцать лет назад сняла шикарный кукольный фильм Аида Петровна Зябликова в большом английском проекте по Чосеру. У Андрея давно не было фильмов, особенно таких удачных – смешных и энергичных – так что все были особенно рады «Заговору». В оригинальном средневековом тексте трое повес из кабака решили прикончить Чуму (дело было во время эпидемии), в варианте Кузнецова история перенеслась в современность, и ходящая по городу Чума превратилась в Смерть-Коронавирус. Андрей очень смешно придумал, что его герои (один богатей и два забудыги, причем один из них – крокодил, а другой похож на выросшего Буратино), разговаривают, как в комиксах, бабблами, но в которых не текст, а пиктограммы. Внедрил в сюжет героев из «Сказки о рыбаке и рыбке» и закончил не тем, что жадные герои друг друга поубивали, как у Чосера, а тем, что ужаснувшаяся Смерть вызвала по телефону коронавирусную бригаду, наврав, что все трое заражены, и их увезли на карантин.

Неожиданное кино в японском духе получилось у Валентина Телегина (15-е место в профессиональном рейтинге), с подзаголовком «шесть хокку». В фильме «Слова на склоне» - черно-белом, с эффектной стилизацией под японскую графику и редким вкраплением ярких цветных деталей, были удивительные герои - люди-улитки - друзья, художники и поэты, сочиняющие хокку. Понятно, что это была игра с последним в фильме хокку «тихо ползи, улитка» Кобаяси Исса, известном еще и как эпиграф к «Улитке на склоне холма» Стругацких.

Из фильмов молодых режиссеров я запомнила «Свидание» Марии Снетковой про девушку, которую преследуют комплексы в виде ее же злобного отражения, гигантского монстра, шипящего «у тебя ничего не получится!». Героине удается этого монстра прикончить прямо перед входом в кафе, где назначена встреча и, конечно, в конце мы видим под стулом героя, пригласившего ее на свидание, тоже издохшего монстра. Сюжет довольно ходовой, но от этого не становится хуже, особенно когда сделан бодро. Разве что немного резанули глаз унылые компьютерные фоны.

кадр из фильма "Свидание", режиссер Мария Снеткова
Из детских картин надо сказать еще про «Большой и Маленький» Наташи Грофпель, это сказка о странных существах, возникших в кармане, полном всякого хлама. Сам сюжет про добродушного Большого, родившегося из дырявой варежки, каких-то очисток да железяк и его отношения со скандальным ушастым Маленьким, сначала подружившихся, а потом рассорившихся из-за попавшей в карман купюры, выглядит довольно тривиально. Но «ручная» перекладка, которую так хорошо делает Наташа, ощущение настоящих «живых» марионеток, их объема и тактильности, сохраняют обаяние фильма.

Я очень жду фильмов из нового проекта Союзмультфильма, затеянного Мариной Карповой по стихам поэтов Серебряного века. Идея мне нравится, хотя по трем короткометражкам из проекта, которые были на фестивале этого года, видно, что затея сделать из них подборку для малышей, не слишком удалась. Фильм самой Марины Карповой «Колыбельная» по стихотворению Брюсова «Спи, мой мальчик! Птицы спят…», сделанный декоративно, нарядно, с малышовыми персонажами, что ей всегда удается, начинается с того, что мы видим, как тонет корабль. И после этой картины сон с проплывающими в иллюминаторе рыбками, явно может быть только смертным. Мы обсуждали на фестивале, в чем дело, почему Марина выбрала такой поворот и решили, что это наверняка связано с ее настроением, реакцией на ее сегодняшнюю жизнь в Беларуси, в Минске. Потом я с ней поговорила, так и оказалось. Она сказала: «Есть версия, что Брюсов написал Колыбельную своему маленькому племяннику, родителей которого увезли черные воронки. Это его попытка украсить для ребенка мир, который жарится в аду. Это совпало с моим ощущением мира».

Второй фильм из цикла, «Мурка» по стихотворению Анны Ахматовой «Мурка, не ходи, там сыч…», сняла Инга Коржнева. Инга известна своим умением делать тревожное и страшное кино, тут она использовала это в полной мере: темная, почти монохромная картина с пугающими снами, птицами-старухами и няней-ведьмой, тоже вряд ли годится для малышей, в расчете на которых выбрали это маленькое стихотворение.

кадр из фильма "Мурка", режиссер Инга Коржнева
Третий фильм из проекта даже не прикидывался детским. «Мне хочется» по стихотворению Марины Цветаевой «Мировое началось во мгле кочевье...» сняла Надя Гольдман (она же Надя Федотова) и он стоял в категории «дебюты». Трехминутное кино, содержание которого я не берусь ни пересказывать, ни объяснять (сценарий Лени Шмелькова), выглядит как взрыв чувственности в лесу, полном скачущих обнаженных нимф. Само стихотворение читается за эти три минуты трижды, кажется лишь для того, чтобы внятно прозвучала последняя строчка: «И мне хочется к тебе на грудь – спать».
Еще два дебюта, на которые я обратила внимание, - фильмы учеников Вани Максимова из его школы «Питермультарт». Обычно все Ванины ученики так или иначе заимствуют обаятельную Ванину манеру и его дизайн, раньше всегда все обсуждали хорошо это или плохо, а Максимов немного обижался, считая, что подражать учителю – нормально. Сейчас эти споры утихли, учеников уже стало очень много, и мы видим, что они меняются, так что никому это подражание не навредило. А в двух фильмах его учеников из нынешней суздальской программы, по-моему, нельзя говорить о подражании, скорее речь о том, что режиссеры заселяют своими персонажами тот мир, который Ваня когда-то сочинил.

«Хромая пыль» юной Шуры Абрамовой – это совершенно Ванино кино прежних лет: и по джазовому движению (оно строится на музыке ансамбля «Три О»), по тому, как выглядит жизнь этой странной деревушки, где нет конфликтов и вообще никаких пиковых событий, а только наблюдение за происходящим. И по ласковому абсурдистскому юмору, и по героям - симпатичным монстрам, из мозгов которых дворник выгребает пыль.
В фильме «Колпачок – это личное дело каждого» Натальи Данилевской и Александра Веселова чудаковатый и милый Ванин мир все с теми же монстриками, живущими неведомо где, становится убежищем для девочки, которую обижают. Это ее воображаемый мир в то время, как реальный выглядит иначе, жестче. И это многое объясняет про обаяние фантастической вселенной Максимова, где все, от персонажа до автора, чувствуют себя в безопасности.
Как и обещала, перехожу к студентам, в этом году студенческий конкурс был особенно сильным и разнообразным. Кстати, впервые в нем участвовал фильм из филиала ВГИК в Ростове-на-Дону, я много слышала о том, что образование там очень проблематичное, и рада, что кому-то все же удалось прорваться. Ростовский фильм «Курочка-умничка» Дарьи Сидловской (ученицы Розы Гиматдиновой) про курицу, которая во время войны пряталась от немцев, многие отметили. Причем, сама история и закадровый голос, как написано в титрах, принадлежали Станиславу Ивановичу Сидловскому, видимо, дедушке режиссера.
кадр из фильма "Курочка-умничка", режиссер Дарья Сидловская
В конкурсе были выпускники и студенты всех основных российских киношкол, где учат анимации. Из ВГИКа, как и в прошлом году, самыми заметными оказались ученики Алексея Демина. Трехминутный фильм Веры Вьюгиной «Болото» был легким и остроумным музыкальным этюдом, где все болотные жители становятся участниками или зрителями балета на воде.

А радостный фильм «Брекеты» Насти Чикерлан, развивающийся от страха к ликованию, я бы советовала показывать всем детям перед тем, как ставить им брекеты, а также крутить по телевизору в кабинетах ортодонтов.
Из Школы-студии «ШАР», пожалуй, самой заметной была «Женщина-рыба» Анны-Марии Черниговской, ученицы Светланы Филипповой. Фильм с несколько грузинским колоритом и отсылом к Пиросмани, рассказывает историю, немного напоминающую «Из-под земли», о которой я писала в прошлом блоге: здесь тоже история любви рыбака и женщины, которую он случайно вылавливает в море вместе с рыбами. Но здесь сюжет движется к тому, как изменились оба, пытаясь понять друг друга. Метафорика, правда, вышла немного прямолинейная и в то же время не до конца понятная: женщина, у которой были огромные ступни (видимо, в роли рыбьего хвоста), после расставания с возлюбленным вернулась к нему уже с обычными ногами, а у мужчины огромные ладони (возможно, обозначающие его работу) тоже после примирения становятся нормальными.
От студентов Екатеринбургского УрГАХУ в этом году было два стоящих фильма. Во-первых, веселый, изобретательный и буквально распространяющий вокруг себя радость от игры в анимацию «Набор для создания мышки» Ивана Ханжина, Василисы Макшаковой и Анны Исаковой. Ваню Ханжина, который значится в титрах, как автор идеи и режиссер, мы видим еще и на экране (фильм сделан в соединении техник пиксиляции и стоп моушна), где он пытается разобраться с бумажным набором «сделай сам» из двух мышиных глаз, носа, ушей и хвоста. Оказывается, эти бумажные кружочки оживляют и превращают в мышь все, к чему их приклеивают, от апельсина до стола. Предметы начинают пищать, скалиться и наступают, в конце концов делая мышь из героя.

Второй уральский фильм - учебный проект «Карантин», сделанный екатеринбургскими студентами под эгидой фестиваля КиноПроба на мастер-классе под руководством Василия Чиркова и Юры Богуславского. Не так давно Юра с командой делал документальный мастер-класс про Москву со студентами «ШАРа», который завершился очень славным фильмом «Среда», он строился на рисованных техниках на основе ротоскопа. А в этот раз была взята актуальная тема коронавируса, студенты записали свои истории на эту тему и все кино сделали пластилиновым. Вот фильм целиком
Явным лидером студенческой программы, и это происходит уже не первый год, была Школа дизайна НИУ ВШЭ, теперь мы увидели фильмы студенток новых кураторов направления «анимация» - Игоря Ковалева и Лени Шмелькова. Кроме призеров студенческого конкурса, о которых я уже говорила, в программе было по крайней мере четыре стоящих фильма.

«Вторая среда апреля» Светланы Караевой и Марии Платоновой (кураторы – и Ковалев, и Шмельков) - загадочное и тревожное кино, полное страха перед полетами в космос. Кажется, что у главной героини какая-то травма связана с космонавтами и космодромом, может быть кто-то погиб. И теперь в ее расшатанном воображении космонавт видится угрожающим монстром. Фильм этот мы показывали на БФМ, но девушки-режиссерки и тогда не хотели прояснить свой замысел, сохраняя загадочность, как это любит делать их учитель Игорь Ковалев. Но в любом случае, интересно, как по-разному в последние годы выглядит космос в фильмах режиссеров разных поколений, в частности Константина Бронзита, для которого он связан с призванием, Каспара Янциса, для которого это что-то советское, устаревшее и нелепое и совсем юных авторов, увидевших в космосе необъяснимую опасность. Надо еще вспомнить фильм Гали Голубевой, которая смотрит на полет Гагарина глазами одновременно старушки-современницы полета, сочинившей о нем песню, и сегодняшним взглядом, где кроме восхищения, есть ироническая дистанция.

Фильм «Perfect» еще одной ученицы Ковалева Хэ Ын О, мы тоже показывали на БФМ – это остроумная и точная история про девушку-перфекционистку, любящую идеальную правильность и аккуратность во всем (даже Пизанская башня должна быть строго вертикальной) и доставляющую этим массу сложностей всем вокруг и себе. Характер узнаваемый, наблюдение точное и обострено как раз настолько, чтобы стать трехминутным фильмом

Можно предположить, что такой перфекционизм свойствен самой режиссерке, в программе у нее был еще один фильм - «Соседки», который она сняла вместе с Александрой Нетунаевой. И там сюжет строится на том, что одна из девушек-соседок – аккуратистка и жаворонок, а другая – сова, разбрасывающая вещи по всему дому.
И еще один фильм Александры Нетунаевой - «Дерево», двухминутная история про бобра и белок, режиссерски лихо подготавливающая последнее мгновение, когда прямо как в фильме Максимова хочется завопить: «О, неет!».
Еще одно наблюдение, сделанное всеми, кто интересовался суздальской программой: если раньше в нашей анимации был один топовый звукорежиссер с деликатным, непрямолинейным и творческим подходом к делу - Артем Фадеев, - который во всех конкурсах соревновался сам с собой, то теперь их двое. Второй звукорежиссер и композитор, раньше работавший главным образом с Сашей Свирским, а теперь берущий на себя все больше анимации, включая фильмы студентов Вышки – Алексей Просвирнин. Если посмотреть на фильмы, в которых они делали звук и сочиняли музыку, то окажется, что это практически все фавориты нынешнего Суздаля. Вот список. Фадеев: «10 000 безобразных пятен», «Ба», «Нос, или заговор «не таких», «Слова на склоне», «День рожденья Пишто», «Пожарник», «Мокрые носочки Берты Райз», «Сахарное шоу», «О, неет!». Просвирнин: «Вадим на прогулке», «Жизнь-паскуда», «Мне хочется», «Вторая среда апреля», «У всех мужчин должны быть туфли», «Пираты Каспийского моря».

А теперь перехожу к прикладной программе. Она была отличная и в ней в этом году тоже отчетливо проявились два лидера. Если в последние несколько лет большинство лучших – остроумных и изобретательных реклам и социальных роликов - делала екатеринбургская студия «Светлые истории», то сейчас к ней явно добавилась студия БФМ. Очень этим горжусь, хотя не имею к успехам студии никакого отношения, а многие ролики впервые увидела на фестивале.

Из лучшего от студии БФМ в конкурсе была, конечно, взявшая приз «Пандемия» Полины Кампиони, о которой я уже не раз рассказывала. Кроме того, очаровательный цикл «Как читать медиа?» Леонида Шмелькова, Евгения Фадеева и Анны Кудяковой в проекте Гете-института и Кольты, где действуют смешные бесформенные существа, вроде тех, что Леня рисовал еще для трейлера десятого БФМ.

В продолжение цикла «Арзамаса» о русском языке, в прошлом году взявшего награду Суздаля, в этот раз была симпатичная серия про «Букву Ё», снятая Филиппом Яриным.
И, конечно, заставка БФМ 2020, снятая Наташей Чернышевой в стиле старинной оптической игрушки фенакистископ, где наш знак и талисман девочка Анимаша уже стала подростком (фестивалю исполнилось 14 лет).
У «Светлых историй» лучшими были два ролика Павла Погудина: 3D про пингвинов, вместе спасших малыша от зубастого моржа (для корпоративной социальной сети Yammer) - https://www.facebook.com/svetly.story/videos/484515872717454

И остроумно придуманная меловая анимация для педагогического портала «Мел»
Кстати, во внеконкурсной прикладной программе тоже было много хорошего, в некоторых случаях даже неясно было почему одно в конкурсе, а другое нет. У «Светлых историй» во внеконкурсе был симпатичный цикл о банковской грамотности с роликами того же Паши Погудина и Максима Куликова. Кстати, Максим, за короткое время превратившийся в остроумного и яркого режиссера, сам себя не так давно поздравил с 28-летием смешным роликом и этот ролик внезапно тоже оказался во внеконкурсной программе фестиваля.
Из нового в прикладном конкурсе был очень достойный исторический проект Ирины и Михаила Разумовских «Живые мемории», сделанный специально для этого созданной компанией Ktomy.media. Идея была в том, чтобы в каждой десятиминутной серии, представляющей фрагмент воспоминаний известных людей о прошлом России дореволюционных и ранних советских лет, соединялись отличные актеры, читающие текст, и анимация. Альманах из десяти серий был сделан, в частности, для показа в российских музеях, связанных с авторами мемуаров, и карта этих музеев в титрах фильма выглядит впечатляюще. Режиссерами и художниками серии стали молодые авторы из Цеха анимации и близкого к нему круга, они выбрали живую рукотворную технику – рисованную и перекладку, - нашли хорошую интонацию с наивной простотой и юмором в движении и самом изображении, что смягчало драматические сюжеты и не давало впасть в излишний пафос. В суздальском конкурсе участвовала серия Юры Богуславского, где воспоминания Бунина читал Анатолий Белый.
Но мне в этом цикле многие серии нравятся, как, например, воспоминания Марии Шторх об Алферовской гимназии, снятые Сашей Харитоновой. Серия драматическая, но Мария Смольникова очень хорошо читает, со спрятанной улыбкой и не давая себе впадать в патетику в трагических местах.

Отдельно надо сказать про музыкальные видео. Год этот для клипов вышел очень урожайным и для меня загадка, почему их так мало взяли в конкурс. Тем не менее среди награжденных дипломами в конкурсе был ностальгический «Букет из салюта» Леши Будовского с формулировкой «за художественное возвращение в Ленинград нашего детства». Для песни группы «Яуза» на стихи Михаила Генделева о Ленинграде, режиссер сделал видео, используя знакомый советский дизайн: предметы, плакаты, шрифты, колорит.

Еще один клип в конкурсе получил диплом «за дизайнерское решение тайны мироздания» - «Gravity», заказанный Светлане Нагаевой греческой группой The Motiff. Света интерпретирует гравитацию, как чувства родившегося ребенка. И разливающаяся краска тут похожа на море и вместе с тем метафора околоплодных вод, в которых ребенок еще чувствовал себя в безопасности.

Почему-то в прикладную категорию относят и цикл песенок студии «Аэроплан» - «Мультипелки», хотя делается он скорее как сериал. Это очень симпатичный проект, больше всего я люблю, когда там делают новые интерпретации старых детских песенок, часто выходит остроумно, как, например, у Леши Алексеева с «песенкой о лете» и «оранжевой песней», но и современные тоже бывают отличные, как в прошлом году блюз про старых рокеров «Очки» Константина Голубкова. В этот раз Сережа Меринов сделал милый предметный клип на песню Георгия Васильева «Рюкзак» с прямой цитатой старого клипа Юваля и Мерав Натан для Орена Лави «Her Morning Elegance» со спящей девушкой, только тут все начинается со спящего мальчишки

От Цеха анимации в конкурсе был обаятельный лирический клип «Мы рядом» «Машины времени», сделанный командой с Илюшей Юдовичем и Лизой Скворцовой во главе (получилась неожиданная история про летающие усы).

А из Франции от Юли Войтовой и Саши Гейфмана на конкурс прилетела нарядная «Чудесная страна», снятая для Los Havtanos
На этом я, пожалуй, закончу. Не буду комментировать коммерческую часть программы – детские полные метры и сериалы, я честно их посмотрела, но очевидно не являюсь их целевой аудиторией. Так что пусть комментирует тот, кто может.

На прощанье покажу несколько фаворитов фестиваля-спутника «Ща, 5 сек», который во время ОРФАК прошел уже в пятый раз. Самый демократичный смотр в мире, без обидного отбора и с «народными» призами за полтора года, прошедшие с первого показа (это было на московском БФМ-2019), превратился во всеобщего любимца, а ночной показ в Суздале с переполненным молодежью, восторженно вопящим залом, - стал самым вдохновляющим и драйвовым событием солидного фестиваля. За это все мы должны благодарить Надю Свирскую, создавшую этот микро-остров свободного и независимого искусства, пусть даже оно длится 5 секунд.

Так что вот политический сюжет: «Снегоуборщики» Никиты Мещерякова

Ритуальный: "Масленица" Максима Куликова
Терапевтический: "Неуверенный в себе Анатолий" Саши Деевой
Лирический «I missed you, Fuji» Натальи Рысс
Расстаемся до следующего фестивального блога, а он не за горами.
Привет!


Читайте в Блоге БФМ:
Показать еще
Блог БФМ